Как защитить себя от действий недобросовестного судовладельца по бербоут-чартеру

59

На сегодняшний день перевозка грузов морским транспортом – один из  наиболее выгодных и вариативных способов доставки грузов. Зачастую морским перевозчиком выступает не оригинальный судовладелец, а фрахтователь, чьи договорные отношения регулируются чартерами. На практике, для регулирования таких отношений на международном уровне, применяется, как правило, английское право, которое, как исторически и традиционно сложилось, имеет широкий спектр инструментов регулирования и средств защиты в отношениях сторон. Во многом, такие инструменты отражены в стандартных проформах чартеров, широко используемых в морских перевозках. На законодательном уровне Украины договоры фрахтования (чартера) регулируются Гражданским кодексом Украины и Кодексом торгового мореплавания Украины. Несмотря на очевидную ограниченность предлагаемых украинским правом механизмов в этой сфере, оно находит свое место в договорных отношениях судовладельцев и фрахтователей, которые работают в Украине. При этом, независимо от применимого права, сторонам необходимо тщательно подходить к составлению чартера, не полагаясь только на положения стандартных проформ, а вносить в них необходимые изменения, чтобы четко отразить отношения сторон в рамках конкретной перевозки. Такие изменения могут зависеть от маршрута следования, вида груза, ограничений в порту погрузки или выгрузки и т.д. Особое внимание следует обращать на изменения, осуществляемые путем зачеркивания текста, или дополнений, вносимых в стандартную проформу. Некорректное внесение таких изменений в виде отступлений от стандартных положений может нести существенные риски впоследствии. В эпоху конкуренции за спрос и вполне понятного коммерческого желания получить максимальную выгоду от сделки, сторонам важно четко знать и понимать как свои договорные права и обязанности, так и контрагента. Это необходимо также для того, чтобы вас не вычеркнули из договорной цепочки по каким-то причинам, воспользовавшись вашим незнанием собственного контракта. В данной статье, на нашем конкретном кейсе, разберем риск фрахтователей, связанный с потерей своих прав из-за незаконных действий судовладельца.Прежде всего, вспомним основные права фрахтователя в рамках бербоут-чартера. Итак, Фрахтователь:• уполномочен распоряжаться судном в течение срока действия чартера на свое усмотрение на правах владельца;• принимает на себя всю ответственность и издержки по совместному предприятию;• получает владение и полный контроль над судном наряду с юридической и финансовой ответственностью за него;• оплачивает все эксплуатационные расходы, включая топливо, экипаж, портовые расходы, страховку;  • вправе сменить флаг судна, нанести свои фирменные знаки; • может заключать от своего имени договоры фрахтования судна без экипажа с третьими лицами на весь срок действия бербоут-чартера или на часть данного срока (суббербоут-чартер). Итак, наш Клиент – фрахтователь, на основе стандартного бербоут-чартера (проформа БИМКО, «БЕРИКОМ-89»), принял в оперирование судно сроком на 5 лет.На момент передачи судна фрахтователю оно не было в мореходном состоянии, т.е. не было в надлежащем техническом состоянии для исполнения цели Договора фрахтования. С момента приемки судна и до момента возникновения спора судно находилось в ремонте, расходы по которому нёс фрахтователь. Несмотря на то, что фрахтователь не имел возможности оперировать судном, он регулярно выплачивал арендную плату судовладельцу. По всей видимости, в период ремонта судовладельцу поступило более привлекательное предложение, в связи с чем он решил вывести судно из чартера.Судовладелец направил фрахтователю уведомление о расторжении чартера, якобы в связи с нарушением фрахтователем положений чартера, а именно: незаключение договора страхования и отсутствие ежеквартальных отчетов. Действительно, формально указанные нарушения условий чартера фрахтователем могут быть основанием для выведения судна из чартера и его расторжения.Тем не менее, с учетом конкретных обстоятельств, судовладелец не имел на это законных оснований. Принятые на себя обязательства по чартеру фрахтователь выполнял своевременно и в полном объеме, кроме прочего: – заключил Договор добровольного страхования водного транспорта, в соответствии с которым застраховал имущественные интересы, связанные с владением, пользованием и распоряжением судном;- своевременно направлял судовладельцу ежеквартальные отчеты, которые содержали в себе всю необходимую информацию касательно судна в соответствии с условиями чартера; – проводил ремонтные работы;- обеспечивал получение классификационного свидетельства.  Также, договор бербоут-чартера предусматривал исчерпывающий перечень случаев, когда судно может быть выведено из чартера, а сам чартер считается расторгнутым: –  чартер мог считаться расторгнутым только на основании решения суда. Далее судовладелец начал предпринимать действия, которыми сам непосредственно нарушил положения чартера Он провел инвентаризацию имущества на судне, допустил государственные органы на судно для проведения осмотра, и, в конечном итоге, насильственно удалил членов экипажа, нанятых фрахтователем, с судна. При этом, согласно чартера, инвентаризация могла проводиться в двух случаях: при заключении чартера и при расторжении чартера, а факт ее осуществления должен был подтверждаться надлежащими документами, такими как Акт передачи или возврата судна. Сам по себе допуск государственных органов на борт без уведомления и согласования с фрахтователем являлся незаконным, и оснований для проведения такого осмотра не было..Действия в отношения членов экипажа очевидно были безосновательными и в нарушение условий договора.  Фрахтователь столкнулся с попыткой безосновательного расторжения чартера и выведения судна из чартера, а также сопутствующими незаконными действиями со стороны Судовладельца. С запросом защитить свои права по чартеру он пришел в Interlegal. 

Поиски решения

 В таких случаях для восстановления нарушенного права у фрахтователя в Украине существует несколько возможных механизмов:1. Направить официальное требование Судовладельцу, с учетом нарушенных прав фрахтователя, подкрепив его необходимыми доказательствами;2. Инициировать переговоры с Судовладельцем с целью мирного разрешения ситуации;3. Инициировать уголовное производство по факту совершенного правонарушения со стороны Судовладельца.Очевидно, что участие опытных экспертов, имеющих знания и навыки переговорщиков, играет ключевую роль в таких делах. В практике Interlegal порядка 70% кейсов разрешаются на этапе претензионной работы, и только 30% доходят до судебного разбирательства. 

Результат

 По данному кейсу достаточным оказалось применение первых двух механизмов. Решающую роль сыграли жесткие переговоры, которые провела команда экспертов Interlegal, – с сильной аргументацией и очевидной для контрагента готовностью инициировать уголовное производство. В результате нашей работы судно было возвращено фрахтователю вместе с необходимыми документами. 

Авторы: Ирина ЯкимовскаяЭллина Романова