Памятник русским морякам в бакинском поселке

114

Для любого туриста, который впервые отправляется в страну, где никогда не был, главный вопрос — безопасность. Сюда относится внутренняя стабильность, работа правоохранительных структур, общий уровень преступности и т.д.

Но не менее важно отношение к гостю местного населения. Не та показуха о которой пишу купленные блогеры, не проплаченные передачи на ТВ, даже не заявления официальных лиц, а мелочи по которым можно судить о истинном положении дел.

Одними из таких “мелочей” является отношение к памятникам и могилам. Не установленным на центральных площадях, находящихся под контролем государства, а не очень известных, стоящих где-то в глубинке. Таких, как памятник русским морякам, утонувшим в прибрежных водах Апшерона, в 1857 году.

Памятник морякам парохода “Куба” близ поселка Шувелян

Шувелян — небольшой поселок находящийся в 40 км. северо-восточнее от Баку. Известен своими шикарными пляжами и красивыми скалами (в южной части).

Расположение памятника на спутниковой карте

Но мало кто знает, что всего в нескольких километров от поселка, на высоком скалистом берегу, стоит памятник, посвященный трагедии произошедшей более 160 лет назад — крушению исследовательского судна “Куба”, повлекшему за собой гибель более 20 человек.

На карте времен Российской Империи

Крушение 14 сентября 1857 года

Каспийская астро-гидрографическая экспедиция, снаряженная правительством Российской Империи для составления подробных карт Каспия, с ценным материалом направлялась в Баку.

Большой объем уникальной информации, собранный под руководством Николая Алексеевича Ивашинцова, с нетерпением ожидали, как военные, так местные власти (на фоне начинавшегося нефтяного бума).

Н. А. Ивашинцов (1819-1871) – известный русский гидрограф, контр-адмирал Российского императорского флота. Членкор Санкт-Петербургской Академии Наук, член Императорского Русского Географического Общества.

Участвовал в сражениях в Туркестане, награжден шестью боевыми орденами Российской Империи и одним персидским орденом. На момент описываемых событий состоял в звании капитана 2-го ранга, полученном за день до трагедии (13 сентября 1857 года).

Предпосылки

В то время, остров Пираллахи (Артем), еще не стал “полуостровом”, назывался “Святым”, и защищал удобный Апшеронский пролив от обычных на Каспии ветров и бурь. А еще, значительно сокращал путь с северной оконечности Апшерона в Баку.

Акульи зубы

Место это было достаточно хорошо изучено, особенно экипажем исследовательского судна “Куба”, которое собственно и занималось картографией.

Но 14 сентября 1857 года сошлись воедино три фактора, которые послужили причиной дальнейшей трагедии:

  1. Так как “Куба” применялся для гидрографических исследований, то он не имел обычного киля, как у всех судов такого размера. Это был большой плоскодонный пароход.
  2. 360 дней в году ветер, перед входом в Апшеронский пролив, дует вдоль корпуса судна, что вполне объяснимо эффектом “сквозняка”. Но в тот день, неожиданно налетел сильный шквал с Востока.
  3. Когда на судно обрушился шквальный ветер, оно находилось напротив так называемых “Акульев зубов” — вытянутой гряды в 100-150 метрах от берега, практически полностью скрытой под водой.

Небольшое авторское отступление

В начале 80-х годов прошлого столетия, будучи старшеклассником, я серьезно увлекся подводной охотой. Плаванием я занимался с пятилетнего возраста, поэтому чувствовал себя в море, как рыба в воде, и быстро вошел в компанию семейных знакомых, которые увлекались этим делом. (Все началось с того, что кто-то из них мне подарил на день рождения подводный пистолет – укороченный вариант ружья.)

В районе крушения, сегодня

Так вот, одним из самых топовых мест, куда мы постоянно ездили, были “Акульи зубы”. Там постоянно ошивались косяки крупной кефали, и если повезет, можно было настрелять 2-3 килограммовые экземпляры.

Я отлично помню, и сами “зубы”, и памятник стоявший несколько поодаль — на высоком скалистом берегу с огромными валунами и гротами. О них, даже в безветренную погоду, со страшным шумом и брызгами, разбивались волны. Чтобы зайти в воду, надо было знать особое место, где под нависшей скалой был небольшой, всего пара квадратных метров, кусочек берега.

Естественно, все это было возможно при полном безветрии, когда “Акульи зубы” были видны с берега, как узкая полоска, буквально в несколько десятков сантиметров, скал. При малейшем волнении, скал уже не было видно, а о их существовании напоминали белые барашки пены.

Их и сейчас можно увидеть со спутника (если я правильно сориентировался):

Страшно представить, что могло твориться в этом месте в шторм. Даже не будь этих “зубов” и крушения, у человека находящегося в воде у берега, нет никаких шансов выжить. Его буквально перемолотит в фарш о береговые скалы.

Трагедия

14 сентября 1857 года судно “Куба” идет в штатном режиме к Баку, огибая Апшеровнский полуостров вдоль берега.

В 18:00, начинает дуть свежий порывистый ветер, а вокруг опускается туман. Судно прибавляет ходу, стремясь быстрее укрыться от ветра в Апшеронском проливе.

Но в 19:30, когда “Куба” уже у самого входа в пролив, сила ветра достигает максимума. Плоскодонное судно, не имеющее стойкости за счет киля, практически теряет управление и несет к берегу.

Начинается смертельная гонка — пароход на всех парах мчится к проливу, а ветер боком тащит его к берегу.

В 20:00 становится ясно, что “первый бой” проигран, судно налетает на подводную гряду, проламывает борт, но не имея киля, проскакивает дальше, попадая в зону относительной защиты от волн.

Экипаж начинает борьбу за плавучесть, т.к. вода, хлынувшая через трещины в борту, уже подтапливает нижние помещения. Капитан корабля Поскочин и руководитель экспедиции Ивашинцов принимают решение попытаться стать на якорь.

Ивашинцов с Великим Князем и будущим Императором Александром Третьим

Сбрасывают якоря, и пытаются подать сигнал бедствия — палят из пушек, надеясь на помощь. Они уже понимают, что якоря не удержат судно, но стараются продержаться до прихода помощи из близлежащего села Шувелян (Шоулань). Им нужна помощь с берега, чтобы вытаскивать экипаж из прибрежной “мясорубки”.

По этой же причине они не рубят мачту, хотя отдают приказ одному из матросов быть готовым к этому. Хотя мачта придает больше парусности судну, она практически единственный шанс вылезти на высокий берег, минуя бушующее в скалах море.

В 21:00 якоря все-таки обрываются и “Куба”, через три минуты, левым бортом налетает на берег. За мгновение до соприкосновения со скалами, Ивашинцов отдает приказ рубить мачту, которая падает на прибрежный валун.

Это спасает часть экипажа, которая цепочкой перебирается на скалу, а потом, по камням, на берег. Но последующие удары волн ломают мачту и раскалывают пароход надвое, который быстро тонет.

Руководящий состав корабля, в лице Ивашинцова, Поскочина и лейтенантв Кошкуля, до последнего остаются на мостике, и вместе с оставшимся экипажем оказываются бушующей пучине.

Многим повезло, что кто-то из сообразительных матросов захватил с собой канат, который теперь, оставшиеся на валуне несколько человек, забрасывают в волны и вытаскивают сумевших ухватится, сильно покалеченных, людей.

Капитан корабля Поскочин, когда ему кинули канат, отказался его брать, отдав конец каната боцману, сам при этом погиб.

Впоследствии квартирмейстер, исполнявший должность боцмана, рассказал, что командир сказал ему «Спасайся сам, прощай!»

Командир экипажа Кошкуль, успел схватится за канат, но был убит налетевшей на него разбитой шлюпкой. Лейтенант Симонов, подпоручик Иванов и еще 18 человек утонули или были разбиты о скалы.

Затонули и журналы с уникальной информацией — плод более чем года работы.

Повезло только начальнику экспедиции. Ивашинцова каким-то чудом, без травм, вынесло к самому берегу, откуда он был поднят мичманов Ясенским.

Все эти события, по времени, уложились в 15 минут.

Помощь местного населения

Еще только поднимались на берег последние раненные, а к месту крушения “Кубы” уже стали подтягиваться первые подводы из села Шувелян.

Жители прибрежного поселения прекрасно знали, что означают выстрелы из моря в непогоду, к тому же, они скорее всего просматривались в вечернем сумраке с окраины села.

Вот что об этом писали астраханские газеты:

Всю ночь тяжелораненые перевозились на арбах в с. Шоулан. Их было так много, что остальным пришлось идти пешком. Несколько человек из команды остались нести караул у места крушения.Разместились все офицеры и нижние чины в доме отставного офицера Абдулы Ахундова, предоставленного им в распоряжение команды. Он же с помощью местного населения, помог накормить выживших и хоть как-то снабдить сухой одеждой раненых.

А это выдержка из мемуаров директора Канцелярии при Главнокомандующем на Кавказе В. А. Инсарского:

Когда мы прибыли к Швелянам, наступил уже вечер. Издали ещё мы заметили, возле какого-то значительного здания, оказавшегося лучшим домом этого селения, принадлежащим зажиточнейшему из обывателей, несколько странных фигур: это были спасшиеся с погибшего парохода морские офицеры. Нам указали старшего, на котором была надета татарская шапка. Это и был Ивашинцов.

Увековечивание памяти о российских моряках

После крушения еще долго вдоль берега находили тела погибших членов команды. Тела офицеров везли в Баку, отпевать, а матросов хоронили в общей братской могиле, напротив места, где произошло крушение.

Но ужаснее всего дело обстояло с геройски проявившим себя капитаном “Кубы”. Его тело запуталось в снастях судна, и все приезжавшие к месту крушения почтить память погибших, видели его бившемся о скалы.

Только через десяток дней, когда море успокоилось, капитана предали земле.

Вот что об этом писал уже знакомый нам директор Канцелярии Командующего:

Первое время по возвращении в Баку посвящено было торжественным погребениям погибших морских офицеров, которых, одного за другим, злое море выкидывало на берега свои и которых постепенно доставляли в Баку для погребения. Позже всех доставлен был молодой капитан парохода, именно потому, что как я упоминал уже, запутался в снастях парохода, откуда достать его было чрезвычайно затруднительно.

Первоначально это была обычная могила с памятным камнем.

Памятник

Надо понимать, что даже в начале 80-х годов, когда мне приходилось видеть сегодняшний памятник, он был расположен в совершенно пустынном месте. Помимо маяка, которого в середине 19 века еще не существовало, на несколько километров вокруг не жило не души.

Это была настоящая пустыня с барханами мелкого апшеронского песка.

Фрагменты памятника

Поэтому нет ничего удивительного, что когда в 1887 году, волею случая, сюда заносит кадрового офицера, капитана 2 ранга П. Орлова, он видит ужасающее зрелище — надгробие покосилось и почти полностью занесено песком.

Фрагменты памятника

Испросив разрешение у своего непосредственного начальства, контр-адмирала, князя Ухтомского, Орлов начинает сбор средств на памятник среди каспийских моряков.

Через два года деньги были собраны, и над братской могилой устанавливается стела, которую мы можем лицезреть сегодня.

Памятник русским морякам

Кстати, проект памятника был сделан Иваном Васильевичем Эделем, известнейшим бакинским архитектором немецкого происхождения, отстраивавшим Баку (11 его домов являются архитектурными памятниками). За свою работу он не взял ни копейки.

Сегодняшние дни

Интересно, что, ни во времена Российской Империи, ни при СССР, за памятником особо не ухаживали.

Ну стоит, и стоит. Он даже нигде не указывался, кроме каких-то специфических морских изданий 19 века.

Вот так он выглядел в советские времена:

1981 год

Со сбитым крестом, в пустыне, никому не нужный и заброшенный.

С распадом Союза, местность вокруг стала постепенно застраиваться.

Не смотря на то, что в Азербайджане подавляющее число жителей мусульмане, кто-то восстановил памятник, установив крест. (Говорят местные жители обратились в православную церковь, пожертвовав на это деньги.)

Так памятник российским морякам стал выглядеть в 90-х:

1995

А так стела выглядит сегодня:

2019 год

Я это все показываю к тому, что во многих странах, в том числе “союзников” России. Христианских между прочим. Стоит власти отвернуться, как русские памятники или могилы подвергаются надругательству. Особенно вандалы усердствуют в отношении памяти российским военным.

А тут, в мусульманской стране, в каком-то поселке, вдалеке от глаз власть предержащих, стоит старинный памятник российским морякам, и видно что за ним ухаживают. Уважают память о людях вне зависимости от их национальной, государственной или религиозной принадлежности.

Потому-что Азербайджан это дом для всех наций и народов. Даже если он последний.