Знаменитый айсберг А68, который был самым большим в мире, растаял окончательно

48

В июле 2017 года гигантский ледяной массив площадью 5800 квадратных километров и толщиной 22 метра оторвался от шельфового ледника Larsen C в Антарктиде. В течение двух лет айсберг практически не двигался, но затем попал в мощный поток, который двинул его на северо-восток.

Первоначально обозначенный как А-68, позже он образовал три айсберга меньшего размера, больший из которых был переименован в А-68а. В 2020 году массив окончательно отошел от шельфового ледника и вышел в открытый океан.

Осенью того же года он привлек к себе повышенное внимание, поскольку двинулся в сторону острова Южная Георгия, рискуя застрять на мели и перекрыть жизненно важный доступ к океану для популяций пингвинов и тюленей, обитающих на острове.

Однако экологической катастрофы не случилось. А-68а ушел с курса на остров и продолжил дробиться на более мелкие части. Последние спутниковые снимки показали, что один из крупнейших айсбергов в истории наблюдений практически исчез, сообщает АЗЕРТАДЖ со ссылкой на nat-geo.ru.

Национальный ледовый центр США сообщил, что массив разбился на бесчисленные мелкие фрагменты, самый крупный из которых представляет собой айсберг площадью примерно в 11 квадратных километров. Дальнейшее наблюдение за объектом будет прекращено, поскольку центр отслеживает айсберги площадью не менее 68,5 квадратных километра.

Гляциолог Адриан Лакман из Университета Суонси отмечает, что айсберг просуществовал очень долго, учитывая его толщину. «Если вы подумаете о соотношении его площади и толщины, то представьте четыре листа бумаги формата А4, сложенные друг на друга», – сказал Лакман.

По словам Кристофера Шумана из Университета Мэриленда, наблюдения за этим айсбергом, который стал звездой соцсетей, может многое рассказать исследователям о том, как образуются, а затем распадаются айсберги, отколовшиеся от шельфовых ледников.

«Поскольку у нас были новые датчики, которые чаще наблюдали эволюцию разломов, я уверен, что были получены полезные сведения, которые нельзя было увидеть за десять лет до этого. Это реальная отдача от инвестиций, вкладываемых в наблюдение Земли», – говорит Шуман.