ГАЗОВОЕ БУДУЩЕЕ: Резкий рост потребности стимулирует страны-экспортеры наращивать добычу

73

Пока в Баку на прошлой неделе отмечали 25-тилетие Соглашения о разделе добычи на месторождении «Шах Дениз» и говорили о перспективах газодобычи в Азербайджане, на Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) (2-5 июня) представители стран-экспортеров топлива забили тревогу о том, что миру грозит глобальная нехватка углеводородного сырья. Причем, произойдет это уже в ближайшем будущем. И если для стран-импортеров углеводородов это довольно опасный прогноз, то у экспортеров, напротив, есть хороший повод углублять разведочные работы, искать новые месторождения.

Чем больше, тем лучше

«Прирост запасов нефти и газа в последние годы находится на исторических минимумах и определенный дефицит ресурсов просматривается уже сейчас. Этот тренд может стать «новой нормой» для мировых мейджоров и привести к истощению ресурсной базы. Мир рискует столкнуться с острым дефицитом нефти и газа», — заявил главный исполнительный директор компании «Роснефть» Игорь Сечин.

В связи с этим Россия, играющая первую скрипку в поставках газа в Европу, уже заявила о том, что собирается увеличивать объем экспорта «голубого топлива». По словам президента РФ Владимира Путина, поставки газа в этом году могут превысить 200 млрд кубометров, «потому что потребность растет резко, экономика требует, развивается, восстанавливается после пандемии». Таким образом, эта страна намерена за десять лет ежегодно прибавлять к объему транзита по 50 млрд кубометров – благо ресурсная база вполне позволяет это делать. Более того, Россия даже готова использовать евро в качестве валюты для расчетов за поставки газа в Европу, чтобы сделать закупки наиболее выгодными для обеих сторон.

Что касается Азербайджана, то как заявил в своем выступлении на ПМЭФ президент SOCAR Ровнаг Абдуллаев, в настоящее время на долю нашей страны приходится 4% нефти, импортируемой Европейским союзом. Напомним, что с 31 декабря 2020 года начались поставки азербайджанского газа по газопроводу TAP потребителям в Италии, Греции и Болгарии. Объем экспорта уже достиг 2,3 млрд кубометров, а до конца года он будет доведен до 5 млрд кубометров, а потом постепенно это будет 10 млрд, в перспективе даже 20 млрд кубометров.

В целом, как известно, Азербайджан добывает до 40 млрд кубометров газа в год, и определенная часть добычи на сегодня направляется на обеспечение внутреннего спроса, благодаря чему уровень газификации страны достиг 96%. Так, известно, что Азербайджан – основной поставщик газа в Грузию – именно наше «голубое топливо» помогло газифицировать более 82% территории соседей.

Что касается повышения объема европейских поставок – то это главная задача и для азербайджанских газодобытчиков, благо есть новые и старые месторождения, которые можно активно разрабатывать уже в ближайшие годы.

Максимальная маржа

Понятно, почему поставщики газа так стараются, — в этой ситуации они зарабатывают максимальную маржу. Многие эксперты сходятся во мнении, что в ближайшее время цены на него могут держаться на рекордной отметке, как это уже происходит с начала этого года, когда стоимость 1 тыс. кубометров выросла до 286 долларов США. И это с учетом широко развернутой пропаганды перехода к экологически чистым видам топлива – пока это достаточно далекая перспектива, как ни крути. Как отметил И.Сечин, рост масштабных субсидий ветровой и солнечной генерации (за 10 лет в пять раз в ЕС) не приводит к адекватному росту генерации. В Европе они за этот же период увеличились всего в 3,6 раза.

По прогнозам OPEC и IEA, несмотря на темпы развития возобновляемых источников энергии, нефть и газ в ближайшие 30 лет все равно будут обеспечивать до половины энергобаланса планеты. Важность нефти и газа признают даже сторонники энергетической трансформации, которые не планируют отказ от углеводородов в ближайшие 10–15 лет.

Более того, добытчики газа начали упорно продвигать свою точку зрения по вопросу «экологичности» своего продукта, утверждая на самом высоком уровне, что газ является наиболее экологичным среди углеводородов и оптимальным продуктом в период перехода к «зеленой» энергетике. И поэтому, по словам В.Путина, из всех углеводородов газ дольше всего останется на рынке. «С помощью гидроразрывов пласта, скажем, американская газовая промышленность добывает примерно свыше 70% газа. «Газпром» — 11%, но то, что добывается на «Северном потоке 2», прямо качается из-под земли, здесь вообще никакого гидроразрыва нет. А гидроразрыв пласта — это, с точки зрения экологии, катастрофический способ добычи. Там десятки и сотни тонн химикатов, наносится прямой ущерб экологии»,- сказал глава российского государства.

Впрочем, российский лидер однозначно прав в том, что газ — более чистое топливо, нежели уголь или мазут. И рост газификации, конечно, вносит существенный вклад в дело сокращения вредных выбросов в атмосферу. Скажем, юго-восточная Европа до сих пор использовала уголь в качестве энергоносителя, но с вводом в эксплуатацию Южного газового коридора его процент снижается ежегодно. «В эпоху перехода к чистой экономике использование природного газа все еще необходимо. Конечно, мы хорошо понимаем, что со временем спрос на традиционные источники энергии будет снижаться. Но это произойдет не сразу», — считает и глава SOCAR Ровнаг Абдуллаев.

Ставка на водород

Тем не менее, пусть и в далеком будущем, но истощение поступлений нефтегазовых доходов – вещь очень неприятная для бюджетов добывающих стран. Поэтому, как уже отмечалось ранее, почти все экспортеры углеводородного сырья предпринимают срочные меры для расширения производства водорода и других относительно чистых способов замены топлива для сокращения выбросов в атмосферу.

По мнению экспертов и чиновников, занимающихся решением этого вопроса, в первую очередь необходимо создать производство водорода, ориентированного на экспорт, и, во-вторых, занять определенную нишу на мировых рынках.

По словам президента SOCAR, азербайджанская Госнефтекомпания также упорно работает над налаживанием производства «зеленого» водорода и транспортировке его по Южному газовому коридору. Как отметил, в свою очередь гендиректор «СОКАР РУС» Фарид Джафаров, «снижение карбонового следа — неизбежность развития не только нефтегазовых компаний, но и в целом всей мировой экономики. Группа компаний SOCAR уже реализует ряд проектов в этом направлении».

Как объяснял заместитель начальника управления по связям с общественностью и организации мероприятий SOCAR Ибрагим Ахмедов, речь идет не только об экспорте водорода, но и создании объемов и условий для его использования внутри страны. «Как известно, ВИЭ не могут быть постоянными источниками энергии, соответственно, нужно иметь «запасные варианты восполнения энергетических ресурсов. И в данном случае «зеленый» водород считается наиболее оптимальным и экологически подходящим вариантом. Можно в период избытка солнечной или ветровой энергии направить ее на выработку водорода из воды, а затем хранить его в герметичных цистернах», — отметил представитель SOCAR. Он напомнил, что в Азербайджане производится водород, который направляется пока на нужды химической промышленности.

Словом, Азербайджан старается полностью соответствовать современным вызовам топливно-энергетического рынка и корректировать свои планы в рамках ситуации глобальных задач.

Эксперт Гулу Нуриев