Эрдоган разбивает конвенцию Монтрё?

139

НОВАЯ ГЕОПОЛИТИКА, ВСЕ ЕЩЕ АКТУАЛЬНО

После долгих обсуждений правительство Турции приняло решение о строительстве канала «Стамбул» в обход пролива Босфор. Церемония открытия строительства с участием президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана состоится 26 июня закладкой первого камня в основу одного из шести мостов через новый канал, который призван стать новой судоходной артерией, соединяющей Черное и Мраморное моря.

Проект этот не новый, впервые Эрдоган анонсировал постройку «дублера» для Босфора десять лет назад — в апреле 2011 года, будучи еще премьер-министром. Заявленная цель — снизить нагрузку на пролив, через который ежегодно проходит 53 тыс судов. Новая транспортная артерия сможет пропускать около 160 судов в день, включая танкеры грузоподъемностью до 300 тысяч тонн. Протяженность канала 51 км, ориентировочная стоимость — 10 млрд долларов. Завершить работы планировалось в 2023 году, к 100-летнему юбилею со дня основания Турецкой Республики.

Похоже, Эрдоган задумал новый геополитический план

За прошедшие годы проект подвергался невиданной критике внутри страны. Социологи утверждают, что против его реализации выступает около 80% жителей Стамбула. Мэр города Экрем Имамоглу жестко критикует строительство канала. Бьют в набат и экологи, которые пророчат катастрофу как Черному, так и Мраморному морю. Есть мнения, что под угрозой окажется водоснабжение Стамбула, который превратится фактически в остров, что повысит риски землетрясений для него. Особо опасно прозвучало открытое письмо более сотни отставных турецких адмиралов, раскритиковавших дискуссию о возможном пересмотре конвенции Монтре в связи со строительством канала «Стамбул».

Реакция турецкого лидера оказалась резкой. Он назвал подобные акции недопустимыми для страны, в истории которой были многочисленные военные перевороты. Вмешательство армии — пусть даже в лице бывших офицеров — в политические вопросы неприемлемо и не имеет ничего общего со свободой слова. Правоохранительные органы начали расследование в отношении авторов обращения, десять адмиралов были задержаны. А что касается намеков в адрес властей, что те готовятся к отказу от конвенции, устанавливающей свободный проход судов (некоторые ограничения есть для военных кораблей) через проливы Босфор и Дарданеллы, то Эрдоган был вполне откровенен. По его словам, сегодня у Турции нет намерения выходить из Монтре, но «если в будущем такой вопрос или необходимость возникнут, то ради лучших условий мы откроем данную тему, если сочтем нужным».

По Эрдогану, канал будет находиться под полным суверенитетом Турции, и на него не будет распространяться конвенция Монтре, а эксплуатироваться он будет на коммерческой основе.

Но возникают резонные вопросы об экономической составляющей проекта: какой смысл судам будет получать бюрократические согласования и платить туркам за использование канала, когда рядом находится свободный для прохода и бесплатный Босфор? И тут же возникают подозрения, связанные с политической подоплекой дела, тем более что турецкий лидер не скрывает своих масштабных устремлений.

Разберемся и мы в этой подоплеке. Коррупция и экология — излюбленные темы в западных кругах для торпедирования неугодных проектов в других странах. Ну а массовое выступление отставных адмиралов лишь подтверждает эту мысль и напоминает, что влияние Соединенных Штатов в турецкой армии крайне велико, во всяком случае, таким оно было до жесткой чистки, устроенной Эрдоганом после последней попытки военного переворота. И хотя пока идут попытки приписать Москве тревогу из-за строительства канала, на самом деле активно противодействуют ему США и Евросоюз.

Какую целью преследует «проект канала Стамбул»?

Если Россия и Турция между собой договорятся, задав новые правила использования проливов, от конвенции Монтре ничего не останется. И ладно, если это будет касаться исключительно гражданских кораблей — но ведь есть еще и военные. За примером далеко ходить не надо — недавнее соглашение по Каспийскому морю, в частности, зафиксировало положение о недопущении присутствия там вооруженных сил любых других стран вне Каспийского бассейна. Запрет или радикальное усиление ограничений для военных кораблей НАТО на проход через Босфор станет для американцев недопустимым развитием событий.

У России тоже есть повод для беспокойства. Правда, российские политологи считают, что этот вопрос их не задевает, и стараются демонстрировать нейтральное спокойствие. Но ведь она веками боролась за проливы. Для Москвы выход в Средиземное море через проливы – вопрос жизненной важности. Она просто не может позволить себя запереть в Черном море, а при необходимости прибегнет к любым мерам, чтобы не допустить этого.

Но Эрдоган прекрасно осознает сложившиеся реалии. Более того, именно тут может быть заложен план, на который ставит турецкий лидер. Любые прогнозы о желании Анкары выйти из конвенции Монтре упираются в вопрос о путях решения данной задачи. Но правдоподобного ответа никто не даст, кроме общих слов, что канал предоставит турецким властям повод поднять эту актуальную тему. Повод, может, и будет, но совершенно ясно, что у Анкары нет шансов на поддержку международного сообщества. Тем более учитывая ее натянутые отношения с Европой и Штатами, которые не могут скрыть своих опасений относительно угрожающего для их интересов развития событий.

Эрдоган невозмутим. «Безусловно, найдутся те, кто выразит обеспокоенность этим мегапроектом. Это нас не остановит», — говорит он в своем стиле. По его словам, реализация проекта повысит геостратегическую значимость турецкого мегаполиса. На правом и левом берегах новой искусственной водной артерии Турции будут построены два города, которые еще более украсят облик Стамбула. И какой политический аспект держит турецкий лидер в уме, все еще остается тайной.

haqqin.az