Новая головная боль Ирана: «Чалус»

140

Тегеран обнаружил крупнейшее месторождение природного газа в иранском секторе Каспийского моря и назвал его «Чалус». По первоначальной оценке, запасов газа на этом месторождении хватит, чтобы обеспечить 20% потребностей Европы в этом энергоносителе.

Буквально накануне своего избрания Ибрагим Раиси получил неожиданный подарок – новое месторождение газа на Каспии. С одной стороны – можно радоваться, ведь по предварительным оценкам структура Чалуса содержит запасы газа, эквивалентные четверти газового мега-месторождения Южный Парс. Но с другой стороны – у Ирана появилась новая головная боль: что с этим «счастьем» теперь делать.

Радость или боль Ирана?

Будучи вторым по величине запасов газа, Иран, что парадоксально, никогда не входил в число его крупнейших экспортеров. Около десяти миллиардов кубометров в Турцию, немного туда, немного сюда – и на этом все, остальное уходит на внутреннее потребление, которое с каждым годом нарастает. То есть существует явный дисбаланс между экспортными возможностями и реальными объемами продаж иранского газа за границу.

Санкции – санкциями, но здесь есть и другой вопрос – сложность транспортировки. Масштабный проект газопровода «Иран-Пакистан-Индия» заморожен, и о нем сейчас даже в самом Иране мало кто вспоминает. А если и делают это – то исключительно в ритуальных политических заклинаниях.

Китай может быть заинтересован в наращивании поставок – но только сжиженного газа, для чего Ирану требуется либо пустить Пекин в свою нефтегазовую отрасль, чего в Тегеране делать пока опасаются, либо самим строить заводы по производству СПГ, что для иранской экономики задача пока неподъемная.

Даже в самом Иране мало кто вспоминает о замороженном газопроводе «Иран-Пакистан-Индия»

И, наконец, «российский фактор». Время формулы «Россия поставляет в Европу, а Иран пусть поставляет в Азию» давно ушло. Москве делить свои газовые рынки с Тегераном что в Турции, что в Европе, что в Китае – никакого интереса нет.

И если говорить о санкциях против Ирана, то поддержание режима ограничения выхода иранских энергоносителей на мировые рынки Россию вполне устраивает, пусть даже с официальных трибун и говорится прямо противоположное. А в случае, если Иран затеет свою игру с поставками с нового месторождения – что само по себе технически очень непросто – возникнет новый узел ирано-российских противоречий.

В итоге получается, что сообщение о новых месторождениях никак не меняет ситуацию и не снимает существующих препятствий для увеличения иранского газового экспорта. Чалус сегодня для Ирана – «радость в себе», не способная в обозримой перспективе дать Тегерану дополнительные доходы. И уж тем более не сможет привнести какие-то изменения на мировых рынках газа.

«Подарок для Раиси» оказался с изъяном. У Ирана сейчас нет возможности его освоить ни в техническом плане, ни в коммерческом. Поэтому, в обозримой перспективе он останется частью политического ритуала. То есть позволит иранцам говорить, что «всех газом завалим, большие выгоды от этого приобретем». Этим упоминания Чалуса и будут ограничены.

haqqin.az