Американская компания взялась за Транскаспийский газопровод

197

Новая компания, созданная во Флориде, надеется, что у нее есть решение существующей уже несколько десятилетий головоломки: как обеспечить транспортировку природного газа из огромных запасов Туркменистана через Каспийское море в Азербайджан и, возможно, дальше в Европу.

Этот стартап под названием Trans Caspian Resources (TCR) был основан в апреле, причем один из его руководителей — бывший посол США в Туркменистане Алан Мастард (Alan Mustard).

Управляет компанией опытный американский лоббист энергетической промышленности Берт Уотсон (Bert Watson). В консультативный совет компании, состоящий из пяти человек, входят два бывших высокопоставленных сотрудника компании bp, крупнейшего инвестора в экономику Азербайджана, и часто пишущий в азербайджанских СМИ Роб Собхани (Rob Sobhani).

2

TCR планирует обойти главное препятствие на пути сооружения транскаспийского трубопровода: нежелание Азербайджана допустить конкуренцию туркменского газа со своим собственным экспортом энергоносителей.

Предполагается проложить сравнительно короткий (42-километровый) трубопровод от туркменского морского месторождения Магтымгулы через середину Каспийского моря до гигантского азербайджанского нефтяного месторождения Азери-Чираг-Гюнешли (АЧГ), которое разрабатывает bp.

Этот трубопровод, который должен быть способен транспортировать от 10 до 12 миллиардов кубометров газа в год, будет — по меньшей мере, сначала — использоваться только для перекачки с туркменского месторождения «попутного газа», то есть газа, выделяющегося в результате нефтедобычи. Сейчас такой газ сжигают в так называемых «факелах», что не только приводит к потерям газа, но и загрязняет атмосферу.

На месторождении АЧГ тоже производится большое количество попутного газа, но его не сжигают, а транспортируют по сети подводных трубопроводов на Сангачальский газоперерабатывающий завод в Азербайджане, а оттуда — потребителям.

Добыча газа в Азербайджане растет не так быстро, как ожидалось, и в течение нескольких лет Баку был вынужден для удовлетворения растущего местного спроса импортировать газ из России и Ирана.

Газ, поступающий напрямую из Туркменистана, помог бы преодолеть местный дефицит, а любые избытки можно было бы экспортировать по уже существующим в регионе магистральным газопроводам в Грузию и в Турцию, в которой сейчас также ощущается его нехватка.

 «Мы считаем, что сейчас — самое подходящее время, учитывая потребность южнокавказского региона в энергоносителях, потребность сократить сжигание газа и потребность заменить природным газом уголь и нефть в рамках будущего перехода на возобновляемые источники», — сказал Мастард в интервью Eurasianet.org.

Хотя использование существующей инфраструктуры АЧГ должно ограничить затраты, а предложенный TCR проект отличается скромными масштабами, осуществить его будет совсем не просто.

Сейчас компания ищет инвесторов для финансирования технико-экономических изысканий, которые подтвердили бы осуществимость ее планов как с технической, так и с коммерческой точки зрения. Только после этого станет ясна точная стоимость проекта, сказал Мастард.

Кроме того, TCR будет нужно убедить все заинтересованные стороны — Баку и Ашгабат, — что проект послужит их долгосрочным интересам.

Правительство Туркменистана, которое вечно одолевают экономические невзгоды, вряд ли будет возражать — особенно поскольку, как считает TCR, этот проект может стать первым шагом к транспортировке через Каспий более крупных объемов газа.

«Он может послужить подтверждением концепции того, что туркменский газ можно поставлять на Запад, если правительство Туркменистана заинтересуется возможностью расширения экспорта газа на новые западные рынки», — сказал Мастард.

Однако убедить Баку, учитывая возможность появления нового конкурента, может оказаться труднее.

Однако Мастард говорит, что TCR не планирует самостоятельно торговать газом, а хочет продавать его азербайджанской государственной нефтяной компании SOCAR, которая затем сможет перепродавать этот газ кому захочет.

Представитель SOCAR (также владеющей 25 процентным паем в месторождении АЧГ), к которому обратились журналисты Eurasianet.org, «пока что» отказался комментировать этот проект. Представитель компании BP, разрабатывающей месторождение АЧГ и имеющей самый большой пай — 30,7 %, — утверждает, что ничего не знает ни о компании TCR, ни о ее проекте, хотя в число пяти членов ее «консультативного совета» входят два бывших высокопоставленных сотрудника BP.

«Азербайджан сообщил, что хочет дальнейшего развития проекта трубопровода», — утверждается на веб-сайте TCR. 

Если TCR действительно удастся построить трубопровод, это положит конец эпопее, тянущейся со времен распада СССР в 1991 году.

Хотя Туркменистан занимает четвертое место в мире по запасам природного газа, его местоположение в Центральной Азии делает экспорт газа на прибыльные европейские рынки практически невозможным. Вместо этого он вынужден периодически продавать газ по дешевке России и Ирану, а те перепродают его в Европу, Турцию и даже Азербайджан со значительной наценкой.

Предыдущие попытки строительства трубопроводов через Каспийское мире потерпели неудачу по нескольким причинам. Одной из самых значительных была неспособность пяти прикаспийских государств договориться о разграничении и использовании морского дна.

Теперь эта проблема устранена благодаря Договору о юридическом статусе Каспийского моря 2018 года, в котором пять сторон наконец пришли к соглашению о разделе моря.

В зашедшем дальше всего проекте трубопровода, предложенном в конце 1990-х годов, участвовали компании Shell — которая обладала в то время правами на газовые месторождения в Туркменистане, — General Electric (GE) и Bechtel. Проект предполагал прокладку огромного трубопровода для транспортировки газа в Азербайджан, оттуда в Турцию и через территорию Турции в Европу.

Однако этот проект потерпел фиаско после открытия в Азербайджане гигантского газового месторождения Шах-Дениз: Баку утратил интерес к транспортировке газа для своих соседей по Каспийскому морю, и этот поворот на 180 градусов омрачил его отношения с Ашгабатом на целых два десятилетия.

Теперь отношения между двумя странами значительно улучшились, о чем свидетельствует заключенное в начале этого года соглашение о совместной разработке нефтегазового месторождения Достлуг, ранее бывшего предметом споров.

Поэтому, как говорят аналитики, сейчас, возможно, наконец настало подходящее время для строительства трубопровода.

«Любой проект, который может покончить с ощущением бездействия, — если он не будет порождать разногласий, и в нем будут участвовать обе стороны, Туркменистан и Азербайджан, — может оказаться успешным», — сказал Eurasianet.org Лука Анчески (Luca Anceschi), являющийся аналитиком в сфере энергетики и преподающий курс по Центральной Азии в Университете Глазго.

Тем временем период, благоприятный для новых крупномасштабных углеводородных проектов, возможно, заканчивается, потому что европейские потребители — целевой рынок транскаспийского трубопровода — пытаются перейти на альтернативные источники энергии.

«Туркменистан – прекрасный пример упущенных возможностей. Осторожность ему не поможет; этот шанс может быть для него последним», — сказал Анчески.

Но пока существует большой спрос на дополнительные поставки газа, который Туркменистан может удовлетворить.

«Азербайджану нужно больше газа, Турции нужно больше газа, а с учетом огромных неиспользованных мощностей трубопроводов TANAP и TAP есть еще и европейский рынок, которому тоже нужно больше газа», — сказал Eurasianet.org Ариф Актюрк (Arif Akturk), турецкий консультант по вопросам газовой промышленности и бывший директор по закупкам газа турецкой государственной компании Botas, занимающейся импортом газа и эксплуатацией магистральных трубопроводов.

Больше всего, по словам Актюрка, от этого проиграли бы Россия и Иран, которые могут столкнуться не только с потерей легкодоступного источника дешевого газа для собственного потребления, но и с усилением конкуренции своему экспорту.

TURAN